Муки правдоподобия: о новой книге Жака Рансьера

Чтобы дать слово тем, кто по общепринятому определению воспользоваться им не может, и разобраться в сопутствующей их обособлению процедуре самолегитимации философии, надо, естественно, изобрести новые формы выражения, и Рансьер прибегает для этого к характерному, постоянно оспаривающему собственную научность дискурсу между: Угол атаки при этом определяется главным для Рансьера условием политики на его взгляд, без этого — постулируемого — условия политика просто-напросто не существует! Равенство для него — отнюдь не политическое, а этическое и философское понятие, определяющее политические ситуации и конфликты; будучи независимым от экономических или каких-либо еще споров или конфликтов, оно диагонально законам или установлениям, всегда выламывается из плоскости настоящего и требует его постоянного переопределения. Само оно при этом недостижимо, но, настаивает Рансьер, постоянно требует своего прокламирования, пусть даже просто в форме исключения любых основанных на неравенстве и на неравенство ориентированных положений и высказываний. Для формулировки этого проекта он первым делом выявляет характерные черты подобного сообщества в форме противопоставления демократии охлократии как динамического проекта — статической ситуации, принципиально незавершимого становления — ставшему: И далее естественным образом Рансьер приходит к собственному пониманию демократии: Несогласие — это извечный конфликт между людьми, и проистекает он не по недоразумению, не из противоположности интересов, не из сознательного обмана или злонамеренности, ибо несогласие заложено в самой человеческой природе, ибо определенный раскол содержится уже в самом логосе, расщепленном на логику и слово: При этом траектория движения Рансьера — ретроанализ: Основные выводы Рансьера двояки: Традиционный философский платоновский подход:

Вы точно человек?

Наши правители и интеллигенция с готовностью приписывают феномен страха и ненависти широким массам, считая себя людьми, которые стоят выше этих эмоций. Однако правда заключается в том, что в наши дни страхи распространяются именно властями. В этом им способствует такое вездесущее понятие, как безопасность.

СОВРЕМЕННЫЕ ИДЕОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ СТРАХОМ. Рансьер Ж. Олигархи продают чувство опасности // Русский журнал.

Внимание сосредоточивается не столько на внешних объектах критики, сколько на внутренних проблемах субъективной позиции. Субъективность художественного высказывания такого рода оказывается не чем иным, как формой выражения чувства вины буржуазного художника. Таким образом, требование самокритики ставит интеллектуала перед вопросом: То есть обеспечить эффективность критического жеста, несмотря на подозрительность собственной позиции.

Так, по первому впечатлению, фильм Радльмайера скорее уклоняется от решения заявленной проблемы: Как переводчик текстов Жака Рансьера на немецкий язык Радльмайер не может не осознавать политических последствий выбора определенной художественной формы. Коммуна сезонных работников воссоздает множественность политических позиций, которые давно исчезли из пространства современного парламентаризма, но оказались сохранены на уровне индивидуальных поведенческих моделей.

Шестакова Жак Рансьер р. Его собранные в настоящем издании работы посвящены непростому положению современной эстетики — той точки на перекрёстке чувственного и умопостигаемого, где смыкаются художественный образ, философское высказывание и политическое действие. Эстетика и политика пер. О разделении чувственного и соотношениях, устанавливаемых им между политикой и эстетикой 2.

по поводу Малларме (и это слово вызывает у меня страх), судя по всему, .. Рансьер забавным образом пишет, что, мол, “христиански у Бадью.

Политика и эстетика в фильмах Штраубов Часть третья Перевод: Начало - часть первая , часть вторая. Мы здесь, на этом просмотре, иногда задаемся вопросом, что же нас привело к Штраубам… Можете ли вы, Жак Рансьер, рассказать нам, как вы пришли к их фильмам? Я был очень рад увидеть этот фильм, но не сказал бы, что он знаменует что-то конкретное в моей жизни. Отношения со Штраубами мне всегда навязывались: Дальше я смотрел фильмы, которые мне нравились или которые понравились потом, а сначала не очень.

Социальный поворот в современном искусстве

Жак Рансьер Эстетическое бессознательное ч. Чтобы понять это, следует поместить рядом два предуведомляющих утверждения Фрейда. Существенно, что она однозначна, что она противопоставляет романтической и обратимой неразличимости воображаемого и реального аристотелевский склад действий и знаний, направленный к событию узнавания.

Рансьер же утверждает, что вообще нет эстетики без политики, прежний страх перед теми демонами, с помощью которых люди.

Рансьера рассматривает эстетику и политику как равнозначные виды деятельности, смысл которых сводится к реконфигурации чувственного опыта. Такой подход является феноменологическим. Он позволяет развивать идею демократии как несогласия, но вместе с тем сводит эстетику и политику к сопротивлению, не предполагающему позитивной социальной программы. , . Жак Рансьер — одна из наиболее заметных фигур в современной политической и эстетической мысли.

Ему принадлежит концепция разделения чувственного, которая широко обсуждается в литературе. Из него вытекает рансьеровское определение как эстетической, так и политической деятельности. Политика и искусство становятся у Ж. Рансьера формами разделения чувственного. Своеобразное уравнивание политической и эстетической деятельности связано, на наш взгляд, с общей феноменологической установкой Рансьера. Его концепцию разделения чувственного можно охарактеризовать как эстетическую феноменологию.

Рансьер, Жак

Однако большинство критиков театрального мимесиса пошло другим путем, предложив идею театра без зрителей, где все являются участниками действия. Это естественная для нас ситуация. Автор"Я двор зову страной

писал философ Жак Рансьер в году. — Не проходит и года, Керим Рагимов#1 из серии Ярмарка страха, Если во второй.

Европа Когда-то казалось, что классовый конфликт ясен и понятен. С того момента, когда Маркс и Энгельс написали о могильщике, прошло года. Но истина оказалась почти прямо противоположной. Пролетариат отнюдь не похоронил капитализм, напротив, он делает все, чтобы тот остался жив. Переутомленные, мало получающие рабочие, якобы освобожденные самой масштабной социалистической революцией в истории китайской , доходят до грани суицида, чтобы люди Запада играли со своими айпэдами. Китай своими деньгами субсидирует Америку, которая иначе была бы уже банкротом.

Ведущие мыслители-марксисты фиксируют этот парадокс. Наверное, этой надеждой объясняется другой невероятный факт нашего времени с его экономическими катастрофами — возрождение интереса к Марксу и марксистскому учению. Продажи растут, а британские рабочие спасают банки, чтобы деградировавшая система жила, а богачи продолжали рыться в своих кормушках, в то время как остальной народ пытается выбиться из долгов, сохранить работу и так далее.

Жак Рансьер: искусство – это ненаправленный взрыв

Александр Марков Муки правдоподобия: Подступ к самой новой книге Рансьера — в статье Александра Маркова. Эстетическая категория правдоподобия, осевая для классицизма, по-прежнему образует стержень дискуссий о том, как устроено историческое бытие:

и фрустрация — а также страх, несогласие, веселье и ощущение абсурда Рансьер утверждает, что система искусства, как мы ее понимали с эпохи.

Не сто, а сто десять. Сущностью обещания является избыток. Ибо злом оказалось как раз обещание: Они считают, что мы, опоздав на несколько десятилетий, наконец-то вступили в век. Конечно же, все это происходит с запозданием. Умиротворение случилось само собой благодаря тому, что наш век отождествился с веком . Правительственная идиома охотно называет такое пространство центром. Центр постоянно скрывается из виду. Президентские выборы во Франции в г.

Это дискурс, царящий над повседневностью улиц. Господствующий 24 социологический дискурс, как будто бы созданный для того, чтобы господствовать вечно, не действовал, по крайней мере, один день: В этот день молодой и динамичный премьер-министр4 убедился на собственном опыте: Невозможно обязать его метать пагубные шары. Президент-кандидат в данном случае не обещал ничего, кроме худшего:

Жак Рансьер Эстетическое бессознательное

Однако, как пишет В. Основная тема Рансьера — равенство. Равенство для него — отнюдь не политическое, а этическое и философское понятие, определяющее политические ситуации, в том числе и конфликтные; будучи независимым от экономических или каких-либо ещё споров или конфликтов, оно всегда идёт вразрез с нормами, правилами и установлениями, всегда вырывается из настоящего и требует его постоянного переопределения.

Политика не есть осуществление власти.

Французский философ Жак Рансьер (), описывая культурную Страх и вина, нежелание горевать заставляют человека закрывать.

. Главная тема его исследований — отношения между искусством и политикой. Во время разговора, он то и дело смотрит в потолок, и многие слова повторяет по три-четыре раза, порой забывая закончить предложение. Спустя три года Рансьер публично порвал с Альтуссером из-за разногласий по поводу студенческих волнений году. Конфликт с марксистом Алтуссером заставил Рансьера посвятить долгие годы изучению социально-исторической составляющей знания и невежества, зачастую в самом неожиданном, с традиционной академической точки зрения, политическом контексте.

Рансьер хотел понять, в чем состояли традиции рабочего класса, и как они были нарушены марксистской идеологией. На какое-то время, это даже заставило Рансьера отказаться от философского дискурса как такового.

ЭСТЕТИКА И. КАНТА И ЭСТЕТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ Ж. РАНСЬЕРА

Кант пришёл к эстетике ненамеренно, найдя в ней связующее звено между теоретическим и практическим, чистым и эмпирическим, природой и свободой — красоту. Канта так или иначе читают и интерпретируют все выдающиеся философы, включая Ф. Однако сам под И. Шеллинг говорит о стадиях познания возвышенного: В веке к переосмыслению положений И.

Ключевые слова. Саймон Кричли, Дэвид Грэбер, Жак Рансьер, Ханна Арендт , центр власти начал держать в страхе все остальные. Таким образом.

Автор показывает, каким образом происходит целенаправленное формирование страхов, кому и для чего это нужно и как с этим бороться. Статья будет интересна специалистам в области философии, психологии и политологии. Текст научной статьи Концепцию безопасности следует признать основной внутренней и внешней политики многих государств.

Для этого есть оправдания. Государство нагружено такими обязательствами, выполнение которых связано со многими опасностями рисками. Но самих опасностей и рисков следует бояться в меру. Государству преувеличение опасности грозит тем, что оно начинает затрачивать на непродуктивный контроль и перестраховку как бы чего не вышло! В этой связи страх приобретает новое звучание в контексте риторики безопасности. Риторика безопасности часто не отражает реальность, а формирует её.

Ведь состояние безопасности является оценочным, оно не существует независимо от человеческого восприятия. Такого рода риторика относится к области технологии управления, за которой стоит технократическое понимание политики как дела профессионалов и чрезмерная фокусировка на экспертах, производящих и навязывающих технократическую интерпретацию безопасности в качестве единственно легитимной.

Безопасность - это управление чувством небезопасности, а значит - управление страхом [3, ]. Спектр страхов, фигурирующих в дискурсе государственной или национальной безопасности, чрезвычайно широк: Рансьер, государственный аппарат сначала формирует опасности, а затем выступает в роли силы, способной защитить граждан от различных угроз [4].

Дискуссия редакции 11 с Кириллом Кобриным и Ильей Калининым